На сцене я с 6 лет.

***
Пою — с рождения. Мама любит вспоминать, как я на горшке пела вполне, скажу я вам, серьёзные песни. Мои родители были работниками культуры, поэтому на сцену я была выставлена сразу.
Помню (смутно, но помню), я выступала на День Победы. Первой (под баян) была песня про аиста на крыше (до сих пор, почему-то её терпеть не могу). Второй была песня о солдатах, которые смело шли в бой. Не помню ни слов, ни названия, знаю, что она была замечательной. Пела я её самостоятельно (сольно, без сопровождения), а за моей спиной в этот момент готовилась к выступлению местная, ныне достаточно известная, группа «Венец». И вот кто-то по неосторожности задел важный провод и (бы-дыщь!)… свет погас… Я запнулась… обернулась… в темноту…


и поняла, что песню нужно допеть. И вот я, без микрофона, в абсолютной темноте, маленькая и хрупкая, тонким уверенным голоском завершаю последнюю ноту… Шквал аплодисментов!!! Тут же зажегся свет, и я вижу полный зал, зрители встают и апплодируют...
Я не помню своих ощущений. Ну спела. Ну до конца. Ну в темноте. На тот мой взгляд, оборвать песню на полуслове было бы непрофессионально!
Это было моим первым выступлением. Помню, как я шла на электричку с утра с родителями, а вместе с нами шли мои одноклассники в школу, и я их поддразнивала тем, что не пойду на уроки по уважительной причине!

Сцена была связана с тех пор со мной надолго. Я ездила на различные конкурсы, выступала за школу, себя, представителя района… Чаще всего без сопровождения, поскольку фонограмма в те года была роскошью, а музыкантов у нас не было. Перед выходом на сцену я, несомненно, всегда волновалась. Но когда становишься перед микрофоном и начинаешь петь… волшебство акустики зрительного зала уводит в свой волнующий мир...
Помню случай, когда я приехала на очередное масштабное выступление (это означает, что приезжают представители со всего района, а возможно и области), а приезжала я на электричке, поэтому раньше всех. На сцене уже был установлен микрофон, и я единственному зрителю в зале — моей маме, запела песню Уитни Хьюстон «Will Always Love You». На самой волнующей ноте этой песни вдруг… стало тихо, и моё пение стало незвонким, уже без акустической атмосферы. Я запнулась, удивилась… Как оказалось позже, лопнула мембрана микрофона (тогда ещё были старенькие такие) от высокой частотности звучания… моего голоса! То есть, мой диапазон оказался выше четырех октав! Когда позже со мной занимались преподаватели по вокалу, они млели от исполняемой мною «Ветер перемен»...

В юности я пела всегда. И везде. Идя из школы (а шла я 2 км туда и столько же обратно!) по железной дороге — я пела. Причем, иногда мой маршрут менялся, но всю дорогу я пела. Естественно, это было слышно, и каждый житель деревни, кто слышал моё пение, сразу думал «о, Власова из школы идёт!» Ребенок, что с меня взять? У меня был красивый голос, восхищались им многие, я же не до конца понимала почему. Мне он казался писклявым и резким. Многие с опасением ждали 13 лет, периода, когда голос «сломается», но прошло 14, 15, ничего. Голос был таким же, как и был.

Ещё раз повторю — перед выходом на сцену я волновалась всегда, после выхода — почти никогда. И, казалось бы, этот страх мне уже не будет ведан. Дану!
Мне было около 17, когда мама попросила меня помимо песни выступить ещё с танцем. Танцевала я хорошо, но НИКОГДА на сцене. Я выбрала композицию, придумала номер, костюм. Как сейчас помню —  

Ф.Киркоров — Ты утро, Мария

Первой я исполнила песню. Как вдруг… ближе к танцу у меня затряслись колени и даже пальцы на руках от волнения! Когда поёшь — нужно следить за дыханием, помнить текст, мотив, в конце концов!, есть о чем волноваться, а танец?.. Танец — это моя стихия! В конце концов, импровизацию никто не отменял! Я же одна танцую! 
Я дрожа выходила на сцену, дрожа и танцевала. Думаю, улыбка на лице была архиглупой! Хорошо хотя бы была. Танец я исполнила без погрешностей, разве что наступила себе на платье и чуть не рухнула… Я поклонилась и практически убежала со сцены. Сердце дребезжало в груди, глаза полны ужаса, и лишь в голове «Всё позади! Всё позади!»

После моя мама ушла с поста директора Дома Культуры. Меня уже никто не принуждал ездить на концерты. Лишь изредка приходила в РДК Бессонновки, смотрела выступления и… тихо плакала… Всё-таки, это мои несбывшиеся надежды...
Потом наступила пора «Фабрики звезд». Я, уже взрослая тётя, где-то в глубине души хотела оказаться среди тех конкурсантов… Но денег не было даже на билет до Москвы...

А в 20 я жестоко заболела. И у меня «сломался» голос.

Моё пение стало похоже на кряканье утки, голосовые связки не вытягивали ноты, и даже доходило до того, что от собственного голоса у меня заболевала голова… Путь на сцену был для меня закрыт, да он теперь и не был мне нужен. Впереди семья. Дети. Колыбельные детям! Это моя детская мечта — петь малышу… Но родился ребенок, сначала засыпал, кушая титю, а уж после (в 2 года), когда я начинала петь ему, он мне просто заявил: «Мама. Не пЕй!»...

 

Обсудить у себя 2
Комментарии (12)
я много чего умею, но пение — не мой конёк)) когда начинаю напевать что-то, сама себя останавляваю...)
а твой эпизод с дитёнком напомнил мне детский стишок про маму-мышку, которая плохо пела))
Зато я танцую хорошо 
а я шить умею))) ))
в общем, как гриться — сам себя не похвалишь — ходишь, как обо*ранный)))
а я швея по образованию 
а я стихи писать а еще прозу 
Ах так! Запрещённый приём! 
на поле битвы все средства хороши!
и между женщинами в особенности
ооо, про это я вообще молчу) я же тебе говорю, все мы своенравны))
убила!!!
наверное, у каждого есть мечта из детства, которой во взрослой жизни просто не хватило места…
Однозначно!
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: